Мир природы Карта сайта Правила работы с сайтом Наши авторы
Введение Новости Заповедники
2017
  Июнь  
пн вт ср чт пт сб вс
29 30 31 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 1 2
27 Июня 1995

Постановление Правительства Москвы об установке памятника в честь 300-летия Российского флота

27 Июня 1910

III Государственная дума приняла Столыпинское аграрное законодательство

Люди и наука

Николая Николаевича Карташев

Большая часть жизни и орнитологической деятельности Николая Николаевича Карташева связана с Московским университетом. Сюда по окончании средней школы он поступил учиться в 1937 г., отсюда студентом уезжал в свои первые экспедиции в Заполярье. Из стен университета он был призван в армию в начале Отечественной войны, с победой вернулся в университет, здесь обрел семейное счастье и до конца своих дней работал на кафедре зоологии позвоночных по необычайно широкому кругу вопросов современной орнитологии, общей зоологии и смежных дисциплин, педагогики и истории науки. Автор более 75 публикаций, включая уникальную для своего времени "Систематику птиц" (1974), ряда выдержавших испытание временем учебников и учебных пособий, признанный авторитет по биологии чистиковых птиц, Николай Николаевич обладал и несомненным педагогическим даром. Будучи первым наставником нескольких поколений зоологов, он в нелегкие годы сумел протянуть нить преемственности между ушедшими корифеями русской зоологии и нынешними представителями современной орнитологии. Авторам настоящего очерка посчастливилось учиться и работать под руководством Н.Н. Карташева, и свою задачу они видят в поддержании по мере сил этой преемственности, отдавая наставнику дань признательности и памяти.

Николай Николаевич Карташев родился 29 сентября 1919 г. в г. Красноярске. Отец, Николай Николаевич Карташев-старший, выходец из Курской губернии, работал топографом-землемером. Мать, Мария Васильевна, жительница Минусинска, происходила из семьи сибирского предпринимателя. По воспоминаниям близких, это была дружная семья, где разные характеры супругов как бы уравновешивали друг друга. Карташев-старший, веселый, общительный человек, мастер прикладного искусства, высококлассный таксидермист и охотник, активно участвовал в общественной и культурной жизни Красноярска, был членом физкультурного общества "Сокол". Мать отличалась сдержанным характером, целиком посвящая себя семейным заботам. Обоих отличала большая любовь к природе, которую они передали своему сыну. И в Сибири, и в Горьком, куда семья Карташевых перебралась позднее, отец и сын увлекались охотой, при которой наблюдения и маленькие открытия тайн природы ценились не меньше, чем удачный выстрел. Тогда школьник Коля Карташев, постоянный читатель "Юного натуралиста", пишет свою первую корреспонденцию в этот журнал об охране птичьих гнезд.

В 1937 г., по окончании школы, Николай Николаевич поступает на биологический факультет Московского университета. Будучи студентом, в 1940 и 1941 гг. он участвует в экспедициях на Семь островов (Баренцево море) и на Терский берег Белого моря. Объект его исследований - колониально гнездящиеся птицы, обитатели птичьих базаров, в основном чистиковые. Здесь под руководством старших товарищей - В.М. Модестова и особенно Ю.М. Кафтановского, вскоре погибших на войне, - он постигал азы полевой орнитологии. Характерной чертой Николая Николаевича была благодарная память о своих наставниках. Ряд статей по биологии чистиковых посвящен Ю.М. Кафтановскому, ему же посвящена переведенная на немецкий язык в серии "Новый Брем" книга "Чистиковые Северной Атлантики" (1960).

Занятия в университете прервала война. Н.Н. Карташев призван в Советскую Армию. По окончании курса Военно-ветеринарной академии и получении диплома об окончании университета капитан ветслужбы Н.Н. Карташев отправляется в действующую армию. Воинская служба продолжалась с августа 1943 по февраль 1946 г. Воевал Николай Николаевич в гвардейских частях и закончил войну в Австрии, был ранен, награжден орденом Красной Звезды, медалями, вышел в запас в звании капитана и должности старшего ветврача полка. До конца жизни поддерживал Николай Николаевич связь с однополчанами.

Вернувшись в родной университет в 1946 г., проработав лаборантом, Николай Николаевич после сдачи экзаменов зачисляется в аспирантуру НИИ зоологии МГУ. Продолжаются прерванные исследования чистиковых птиц в Заполярье, экспедиции, обработка материала и успешная защита в 1950 г. кандидатской диссертации "Материалы по биологии развития чистиковых птиц Восточной Атлантики (экология, морфология, промысел)". Публиковать по этой теме результаты своих наблюдений Николай Николаевич начал с 1949 г. в сборниках "Охрана природы" (вып. 6, 7, 8, 14) и позднее в Зоологическом журнале (1955, 1961). Описаны структура и видовой состав колоний, подробно разбираются методы учета численности, вопросы биотопической приуроченности, особенности размножения, питания и др. Постоянно ведутся работы по морфометрии, проводится описание слуховых, зрительных анализаторов, идет поиск механизмоввидоспецифических адаптации. Постепенно расширяется круг объектов исследования. После нескольких экспедиций на Курилы и Командоры (1959,1960,1963) в орбиту изучения вовлекаются дальневосточные чистиковые. Растет число учеников Николая Николаевича, что позволяет охватить аналогичными исследованиями чаек и крачек. Н.Н. Карташев становится признанным международным авторитетом по биологии чистиковых. Его материалы охотно печатают за рубежом, ему предложено написать раздел чистиковых в прекрасно изданном томе "Птицы" из серии книг Б. Гржимека "Жизнь животных" (1969, ч. VIII, на немецком языке).

Одной из отличительных черт всех этих публикаций Н.Н. Карташева является проходящая красной нитью мысль об охране природы, сочетании на научной основе рационального промысла и введения в отдельных районах заповедного режима. С первых работ на Семи островах Николай Николаевич принимал активное участие в заповедном деле. В дальнейшем, находясь в других заповедниках - Окском, Дарвинском, Приокско-Террасном - он уделял большое внимание научной организации методов учета птиц, особенно водоплавающих, оценке их эффективности. Серия работ посвящена результатам кольцевания птиц. Здесь проявилась еще одна характерная особенность Николая Николаевича как исследователя - оценивать наряду с позитивной информацией, если так можно выразиться, меру неопределенности полученных данных и выводов, происходящей как в силу специфики и сложности объекта, так и вследствие ограниченности и субъективности метода. В его учетных таблицах, например, рядом с данными по обилию точно установленных видов могли быть рубрики: гуси (ближе не определенные) или дрозды (не дифференцированные до вида). При учете возвратов колец уток он указывал на необходимость принимать во внимание психологию охотника, обычно не возвращавшего кольца с добытых весной самок. Подобная особенность осмысления материала особенно ярко проявилась у Н.Н. Карташева в серии рецензий, публиковавшихся в Зоологическом журнале.

Научная деятельность Николая Николаевича Карташева на кафедре протекала в постоянном творческом взаимодействии со старшими коллегами, особенно с Г.П. Дементьевым. Их связывала не только работа по чистиковым и изданию многотомной сводки "Птицы Советского Союза", в которой Николай Николаевич писал главу "Фазановые" (за исключением рода Фазан), но и совместные полевые исследования фауны Каракумов в местах прохождения строящегося канала. Серия совместных публикаций в Зоологическом журнале и в региональных изданиях по фауне позвоночных Туркмении подытожила эти исследования.

Продолжая славные традиции морфологических исследований в отечественной зоологии, вслед за А.Н. Северцовым и Б.С. Матвеевым Н.Н. Карташев посвятил ряд работ морфо-экологическому анализу чистиковых птиц. Он изучал становление морфологических специализаций как у взрослых форм, так и в онтогенезе, что дало возможность эволюционно и экологически обосновать ряд обнаруженных морфологических особенностей чистиковых (наличие базиптеригоидного сочленения в черепе птенцов, редуцирующегося у взрослых птиц, зубца на клюве птенцов; уплощение и укорочение костей предплечья как адаптации к плаванию подводой; полет при помощи второстепенных маховых у птенцов некоторых видов при еще не выросших первостепенных и т.д.). Однако в дальнейшем упор был сделан на экологическую специфику, а поиск характерных видовых черт перешел в область физиологии, биохимии, поведения и т. д. Этот уход от морфологии, особенно ее эволюционных интерпретаций в духе И.И. Шмальгаузена и А.Н. Северцова, вполне понятен, если учесть время, когда проводились эти исследования (эволюционные взгляды обоих упомянутых академиков если не осуждались, то замалчивались), а также сравнительную однородность самой выбранной группы чистиковых птиц.

Тем не менее переход к исследованиям физиологических параметров (характеристики крови, иммунной и пищеварительной систем, слуховых и зрительных анализаторов) принес целый ряд интересных результатов, опубликованных в совместных статьях, вошедших в дипломные работы учеников и коллег Н.Н. Карташева (В.Д. Ильичева, К.В. Авиловой, Т.М. Корнеевой и др.). Особую тщательность Николай Николаевич проявлял в оценке разрешающей способности методов, допустимых экстраполяции, полнокровном обзоре имевшихся к тому времени литературных материалов (обзор накопленных данных по строению глаза птиц был им опубликован в 11-м и 12-м выпусках сборника "Орнитология"). Хотя в ряде случаев удалось обнаружить специфические адаптивные изменения анализаторов в ряду чистиковых и чайковых птиц, дальнейшие исследования требовали усложнения методического аппарата и расширения круга объектов. Таксономические выводы исследований биохимических показателей крови у различных видов и подвидов во многом подтверждали макроморфологические различия, но не превышали уровень их разрешающей способности и достоверности.

Вся научная деятельность Николая Николаевича Карташева начиная с 1950 г. шла в постоянном взаимодействии с его педагогической работой. Активно включившись в педагогическую жизнь кафедры, Николай Николаевич стал одной из ярких фигур этого дружного коллектива, внес много нового и оригинального в процесс подготовки молодых специалистов - зоологов позвоночных. Многолетние дружеские отношения связывали Н.Н. Карташева и члена-корреспондента АН СССР И.А. Шилова. Совместные работы подвергались перекрестному разбору, что только повышало качество окончательного труда. Так, в соавторстве с В.Е. Соколовым написан "Практикум по зоологии позвоночных" (1969), выдержавший два издания, а в соавторстве с В.Д. Ильичевым - "Общая орнитология", вышедшая в 1982 г., уже после смерти Н.Н. Карташева. Вместе с Н.П. Наумовым издан двухтомный курс "Зоология позвоночных", дополненный по сравнению с известными сводками многими новыми материалами.

Особое внимание уделял Николай Николаевич полевой практике студентов. Он разрабатывал и успешно применял разнообразные формы такой практики для студентов разных курсов очного и заочного обучения, читал специальный курс "Методика полевых исследований". Памятны некоторые принципы работы, которые не уставал повторять Николай Николаевич своим студентам. Во-первых, работая с птицами в поле, особенно в экспедиционных условиях, имей про запас 2-3 темы исследований кроме основной, которыми можно заняться, если в силу объективных причин не пойдет основная. Во-вторых, тщательно веди полевой дневник, максимально подробно и объективно записывай наблюдения, дублируй информацию рисунком, схемой. В-третьих, научись (и он показывал как) составлять библиографию по теме исследований, пиши обзор с анализом методов и главных результатов. В-четвертых, максимально полно используй добытый природный материал, учись профессионально коллектировать. И наконец, из того, что запомнилось: учись создавать и описывать иллюстративный материал (фото, рисунки, карты, схемы и т. п.). Особым, во многом утраченным ныне был у него стиль работы с текстом. Добиваясь ясности и аргументированности изложения, он уже готовые работы отдавал для прочтения наиболее авторитетным коллегам. Для заметок и вклеек выделялся специальный экземпляр публикации, к которому автор возвращался в течение ряда лет.

Как мы уже писали, Николай Николаевич был необычайно внимателен к своим предшественникам. Возможно, это побудило его подготовить две публикации по истории зоологии в Московском университете. Человек своего времени, Н.Н. Карташев, особенно в 50-е гг., по понятным причинам был не свободен в оценках отдельных исследователей и деятелей науки, но тем не менее доклад по истории зоологии (1949) показался власть предержащим недостаточно лояльным, и только поддержка старших товарищей (Г.П. Дементьева) помогла ему избежать соответствующих оргвыводов. Другой пример. Определенно рискуя, Н.Н. Карташев дважды (в 1949 и 1963 гг.) цитирует материалы Г.И. Полякова по птицам Соловецких островов, где этот выдающийся орнитолог находится в заключении. Под внешней несколько ортодоксальной суровостью и своеобразной ироничностью скрывался чуткий, легко ранимый человек. И многие его студенты, получив разнос (обычно справедливый), в трудные минуты как-то незаметно ощущали его товарищескую помощь, нередко определявшую тему, место работы, профессиональную судьбу.

Много лет читал и совершенствовал Николай Николаевич свой самый любимый курс "Биология птиц". В результате собственных исследований, обмена опытом с товарищами по работе, освоения гигантского литературного массива была задумана серия книг, первой из которых стала "Систематика птиц" (1974), доведенная до уровня семейств мировой фауны с перечислением большинства родов. Выполненная на базе системы Уэтмора, она превосходила по качеству все опубликованные ранее на русском языке сводки. Эта книга стала венцом трудов Н.Н. Карташева как орнитолога. Новые планы перечеркнула внезапная болезнь и смерть, последовавшая 16 ноября 1979 г. Похоронен Н.Н. Карташев на Армянском кладбище в Москве.

Наши контакты:


Энциклопедия для детей. Мир природы.
Спасибо, что вы с нами!

Skype: geoserenity
Контактный телефон: +7 (8903) 712-11-74
Email: scirent@mail.ru